?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у ulya_p в Сто лет прошло, а воз и ныне там...
Отрывки из "Новой женщины" Александры Коллонтай, 1919 г.

Основным женским типом близкого прошлого была «жена», женщина-резонатор, придаток мужчины, его дополнение. Холостая женщина менее всего «резонатор», она перестала быть простым отражением мужчины. Холостая женщина обладает самоценным внутренним миром, живет интересами общечеловека, она внешне независима и внутренне самостоятельна. Двадцать лет тому назад такое определение ничего бы не говорило ни уму ни сердцу. Девица, мать, просто «синий чулок», любовница или светская львица в роде Элен Куракин — все это были - понятия ясные, ходкие; но холостая женщина, — ей не было места ни в литературе, ни в жизни.
-----
Как трудно современной женщине сбрасывать с себя эту воспитанную веками, сотнями веков способность в женщине ассимилироваться с человеком, которого судьба выбрала ей в властелины, как трудно ей убедиться, что и для женщины грехом должно считаться отречение от самой себя, даже в угоду любимого, даже в силу любви…
-----
Для Терезы, как и для большинства ее товарищей-мужчин, любовь - лишь этап, лишь временная остановка на жизненном пути. Цель жизни, ее содержание - партия, идея, агитация, работа…
-----
Современная женщина становится требовательной, она желает и ищет бережного отношения к своей личности, к своей душе. Она требует уважения к своему «я». Деспотизма она не выносит.

Современная женщина может простить многое из того, с чем всего труднее помирилась бы женщина прошлого: неумение мужчины доставить ей материальное обеспечение, небрежность внешнюю к себе, даже измену, но никогда не забудет, не примирится она с небрежным отношением к ее духовному «я», к ее душе. Если ее друг «не слышит» ее, отношения теряют для новой женщины половину ценности.
-----
Чем ярче личность женщины, чем отчетливее чувствует она себя «человеком», тем острее воспринимает она обиду со стороны мужчины, который своей веками притупленной психологией не умеет разглядеть за желанной женщиной - пробуждающегося человека, личность.

Эта повышенная требовательность к мужчине заставляет многих героинь современных романов переходить от увлечения к увлечению, от любви к любви, в томительных поисках своего недостижимого идеала: гармонии страсти и душевной близости, совмещения любви со свободой, соединения товарищества с обоюдной независимостью.

Современная действительность обманывает всех этих наивных искательниц гармонической, полной любви. Они беспощадно рвут любовные узы, они уходят, чтобы найти мечту свою... И забывают при этом, что то, чего они сейчас ищут, осуществимо только разве в далеком будущем, для людей с обновленным строем души, людей, органически усвоивших представление о том, что и в любовном союзе—товариществу и свободе должно быть отведено первое место.
-----
Прежняя женщина совершенно не умела ценить личной самостоятельности. Да и что могла она с ней начать? Что может быть более жалкого, беспомощного, чем брошенная жена или любовница, если это женщина прежнего типа? С уходом или смертью мужчины женщина теряла не только материальное обеспечение, но и рушилась ее единственная моральная опора. Неприспособленная стоять одна лицом к лицу с жизнью, женщина прошлого боялась одиночества и готова была при первой возможности отречься от ненужной, постылой самостоятельности.
-----
Современная женщина ощущает в браке свою скованность даже тогда, когда отсутствуют внешние, формальные скрепы. Психология «старого» человека, живущая в нас, создает узы - моральные, которые по крепости своей не уступят и внешним цепям…
-----
До сих пор основное содержание жизни большинства героинь сводилось к любовным переживаниям. Любовь окрашивала собою даже жизнь, изобилующую материальными лишениями, и наоборот, отсутствие любви делало жизнь женщины бескрасочной, бессодержательной, бедной; ни внешние блага, ни почет, ни даже радости материнства не могли заменить для героини утрату любовного счастья. Характерно, что материнство почти всегда рассматривалось, как суррогат счастья для женщины: не повезло в браке, отрекалась от любовной связи на стороне, овдовела, - остается последнее „прибежище" - материнские заботы и радости. Материнство редко рассматривалось, как самоцель, а только уж под старость у женщины просыпались атавистические чувства „рода" и „честь семьи", обращаясь для нее в смысл жизни, в „идола", которому она покланялась сама, деспотически требуя того же и от остальных членов семьи.
-----
Если сердце было пусто - и жизнь оказывалась пустой... Этим женщины прошлого резко отличались от мужчины. У мужчины рядом с жизнью сердца всегда шла своя деловая жизнь, и в то время, как героиня томилась в ожидании «его», «он», мужчина, где-то в неведомом, непонятном ей мире вел свою борьбу с судьбою.
-----
Любовь перестает составлять содержание ее жизни, любви начинает отводиться то подчиненное место, какое она играет у большинства мужчин. Разумеется, и у новой женщины бывают полосы в жизни, когда любовь, когда страсть заполняют ее душу, ум, сердце и волю, когда все остальные жизненные интересы меркнут и отступают на задний план. В такие минуты современная женщина может переживать острые драмы, может радоваться или страдать не меньше женщин прошлого. Но влюбление, страсть, любовь, - это лишь полосы жизни. Истинное содержание ее составляет то «святое», чему служит новая женщина: социальная идея, наука, призвание, творчество... И это свое дело, своя цель - для нее, для новой женщины, зачастую важнее, драгоценнее, священнее всех радостей сердца, всех наслаждений страсти…

Целиком можно прочитать тут